В.В.Путин в пресс-центре Дома Правительства РФ поздравил журналистов правительственного пула с Новым годом и ответил на их вопросы

Стенограмма беседы:Вопрос: Что, Вы считаете, было хорошего в уходящем году?В.В.Путин: Из хорошего – то, что мы сделали всё, что обещали, в том числе и по погорельцам. Это всё-таки дост

Стенограмма беседы:

Вопрос: Что, Вы считаете, было хорошего в уходящем году?

В.В.Путин: Из хорошего – то, что мы сделали всё, что обещали, в том числе и по погорельцам. Это всё-таки достаточно яркое свидетельство возможностей страны. Когда нужно – мы можем это сделать. Я уже говорил об этом: и материальные возможности, значит, есть, и административно можем собраться. Мне понравилось, как все работали над реализацией этой задачи. Просто хорошо, честно говоря – и региональные руководители, и строители. Откровенно говоря, было приятно смотреть, как люди старались. И общество среагировало очень позитивно – это тоже очень важно.

Вопрос: Извините, это было ручное управление, как необходимо в кризис, это я понимаю, или это вообще все звенья? В этот момент Вы чувствовали их работу?

В.В.Путин: Когда начали работать – сразу почувствовал.

Вопрос: А для этого надо было камеры поставить, чтобы они начали работать?

В.В.Путин: Может быть, да. Это тоже было инструментом воздействия на всех участников процесса – поспособствовало достижению результатов. Я на самом деле ничего не придумывал. Это делает МАГАТЭ — ставит веб-камеры в круглосуточном режиме. Отключение камеры считается чрезвычайным происшествием, с выездом комиссии МАГАТЭ на место.

Вопрос: То есть будете у нас такую практику осуществлять?

В.В.Путин: Вы знаете, это же была чрезвычайная ситуация, понимаете? Там требовался контроль буквально ежечасно. И я реально контролировал, я смотрел. Я каждое утро приходил, кнопку нажимал и потом двигал мышкой, смотрел по регионам, что происходит. Было несколько случаев, когда я смотрел на новые площадки – движение есть, люди ходят, ползают по лесам строители, а на других машины не ездят, тишина, стоят — и всё.

Вопрос: Накануне Вашего приезда, я тоже смотрела камеры. Туда, куда Вы ехали, там было просто ночью страшно: на крышах висели работники…

В.В.Путин: Вы знаете, за страх тоже не сделаешь. Люди и за совесть ещё работают. И реально, особенно строители, особенно рабочие, специалисты – они реально хотели людям помочь и сделали это. Вот за всех, кто добивался в этом году, несмотря на все сложности, я предлагаю этот тост! За вас! Вам тоже пришлось нелегко в этом году: много ездили, передвигались, так что этот год у вас был реально за два.

Вопрос: Следующий будет таким же, наверное?

В.В.Путин: Как на боевой работе! Я хочу вас поблагодарить, во-первых, за эту работу совместную. Надеюсь, вам тоже было интере
6950
сно, полезно, потому что мы всё-таки действительно были во многих точках страны. Страна большая, вы реально наблюдали за тем, что и как мы делаем, были свидетелями того, что получается, что не очень получается. Ну и самое главное, конечно, спасибо за информационную поддержку, за объективную оценку всего, что происходило в стране, всего, что делает Правительство. С наступающим вас Новым годом!

Реплика: Спасибо!

Вопрос: Владимир Владимирович, всех волнует: у нас не очень хорошая традиция есть: Новый год мы как-то так встречаем…

В.В.Путин: От нехороших привычек и традиций надо избавляться!

Вопрос: Мы как раз хотим узнать, как Вы считаете, у нас есть шанс этот Новый год встретить без энергетических проблем? Вроде не намечается ничего такого, да?

В.В.Путин: Шанс есть, но будет ли он использован или нет, я не знаю. Во всяком случае, на сегодняшний день у нас договорённости со всеми нашими основными партнёрами о том, что мы будем работать в рамках достигнутых договорённостей. У нас есть контракты со всеми нашими основными партнёрами, с соседями (с Украиной и Белоруссией) – действующие контракты, подписанные и исполняемые до сих пор. Надеемся, что так и будет.

Мы действительно во многом пошли навстречу нашим партнёрам, многое сделали для них, это стоит немалых денег. Украине, вы знаете, за базу в Севастополе заплатили огромные деньги и будем платить дальше. Мы сейчас обсуждаем различные варианты нашей работы в будущем. Вы знаете, что я сделал предложение об объединении «Газпрома» и НАК «Нафтогаз Украины». Не считаю, что это никчёмная идея. Напротив, если прикинуть без всяких эмоций… Да, конечно, при объединении НАК будет миноритарным акционером, но это будет крупнейшая мировая компания, в которой НАК будет представлен, во-первых, и будет иметь там свой серьёзный голос, который всегда будет услышан в объединённой компании. Имею в виду, что НАК всё-таки является крупнейшим транзитёром нашего газа европейским потребителям. Поэтому и в целом, если будем расти, они смогут принимать участие в общей работе и в добыче в том числе. Это не лишено смысла – это первое. И второе. Мы, конечно, будем развивать дальше наши транспортные возможности по «Северному потоку», по «Южному потоку», на Дальний Восток, на севера. Есть хорошие, большие, многомиллиардные планы. На юг, в Китай, поэтому работа большая – вот в этом секторе будет большая работа.

Вопрос: Сегодня подводились экономические итоги, и немножко в будущее если посмотреть… Как Вы относитесь всё-таки к возможному переходу в будущем на свободное плавание рубля? Когда это возможно?

В.В.Путин: Экономика должна быть к этому готова. Конечно, это позитивный момент: это делает экономику более зрелой, она гибче реагирует на происходящие события. Вот если мы с вами возьмём пик кризиса – конец 2008 – начало, I квартал 2009 года, если бы у нас был плавающий курс, он бы «улетел» сразу, и граждане проснулись бы, как в 1998 году, в новой экономике и в новой жизни, с обнулёнными счетами в банках. Мы этого с вами не допустили. Да, мы понесли потери: золотовалютные резервы у нас стали поскромнее, но они восстанавливаются – уже опять 500 млрд. Поэтому это та цена, которую мы заплатили за стабильность в стране и за социальную справедливость. И в этих условиях это было обоснованно. Но, конечно, постепенно, когда экономика будет взрослеть, будет более устойчивой, более рыночной, балансиров будет больше в самой экономике, у граждан будет другая ситуация с доходами и собственными накоплениями, – тогда постепенно можно переходить и к этому.

Вопрос: То есть это было бы желаемым?

В.В.Путин: Это желаемая будущая перспектива.

Вопрос: Но не ближайшая?

В.В.Путин: Посмотрим. Это всё зависит от того, как будет экономика развиваться. Завтра – не будет. Но к этому потихонечку надо двигаться. Мы обсуждали это многократно и с Центральным банком. У нас общая позиция.

Вопрос: Владимир Владимирович, возможна с учётом последних событий политическая дестабилизация в стране в будущем году?

В.В.Путин: А кто в ней заинтересован?

Реплика: Какие-то вот силы… Вы знаете, что такие силы…

Реплика: То, что на Манеже.

В.В.Путин: Я таких сил не знаю. Какие силы?

Реплика: То есть вряд ли?

В.В.Путин: Я надеюсь, что этого не будет. А зачем? Никому это не нужно.

Реплика: Оппозиция, футбольные болельщики, кто-то ещё…

В.В.Путин: Футбольные болельщики: а) не оппозиция, б) они не однородны. Вообще, в основе своей это люди, которые занимаются спортом. Если не сами занимаются, то интересуются спортом. Вы знаете, сейчас является общеевропейской тенденцией желание радикальных элементов примазаться к болельщикам, использовать их как пробивную силу, построить их «свиньёй», как «псов рыцарей», и добиваться своих целей. Там, конечно, люди молодые, но не без головы. И я надеюсь, что они понимают, что их пытаются использовать в чужих интересах. Надо сказать, что болельщики, объединённые, никогда не позволяли этого делать. В целом они всегда держались в стороне от политики и не позволяли собой манипулировать. Я надеюсь, что здравый смысл и здесь возьмёт вверх.

Вопрос: Владимир Владимирович, много социальных программ – Вы сегодня об этом говорили как об успехах. А не может быть такого, что после череды выборов 2011–2012 года они будут свёрнуты?

В.В.Путин: Да нет. Почему? Вот смотрите, мы на протяжении 10 лет последовательно, шаг за шагом, переходим от одной стадии к другой, от одной к другой. Мы, по сути, начиная новые программы, всё время исходим из того, что было запланировано и сделано в предыдущее время.

Я уже сегодня говорил на встрече с Дмитрием Анатольевичем. Президент в Послании этого года говорил о материнстве и детстве, много уделил внимания вопросам школы, образования. Но до этого-то у нас были инициированы национальные проекты, в том числе в области здравоохранения. До этого-то мы развернули огромную программу по демографии! Так что, по сути, это ещё один шаг в том направлении, которое мы раньше выбрали в качестве приоритета. Я надеюсь, мы и в дальнейшем будем двигаться. У нас же есть программа и развития страны, и экономики до 2020 года. На самом деле, там всё прописано. Мы в рамках этой программы и двигаемся.

Вопрос: Владимир Владимирович, в 2004 году, в 2008 году перед очередными выборами менялся состав кабинета, и очень сильно. Как, по ощущениям, в 2011 году можно нам такого ждать?

В.В.Путин: В принципе это нежелательно. Это можно. Но можно и не делать. Но лучше, конечно, после выборов президентских, когда будет формироваться новый состав Правительства, целиком его сформировать, показать обществу, показать стране, какие люди будут осуществлять те планы, которые сейчас свёрстаны и которые будут ещё сформулированы, может быть, в 2011 году.

От выбора персоналий тоже многое зависит – прежде всего, если мы говорим о Правительстве, от экономических взглядов тех людей, которые осуществляют эту экономическую политику.

Вопрос: А по поводу выборов? Вы неоднократно заявляли, что сейчас надо делать конкретные дела. А по поводу выборов – возможно Ваше участие? Это вопрос будущего. Вы когда для себя сможете принять это решение или хотя бы огласить его?

В.В.Путин: Мы же говорили – и я, и Дмитрий Анатольевич, – неоднократно говорили, что мы будем делать это согласованно. Подумаем вместе, посмотрим. Рано сейчас об этом говорить. Вы понимаете, как только начнёшь об этом говорить, сразу все перестают работать. Ну зачем?

Вопрос: Почему?

В.В.Путин: Все ждут изменений, перестановок.

Вопрос: Возглавите ли Вы список «Единой России» в 2011 году?

В.В.Путин: А я уже сказал, что это не исключаю. Не исключено.

Вопрос: А точно Вы решение ещё не принимали?

В.В.Путин: Пока нет.

Вопрос: По поводу выборов не у нас, а у близких соседей – белорусского народа. Выборы были неоднозначными, вызвали достаточно неоднозначную реакцию…

В.В.Путин: Неоднозначную реакцию где?

Реплика: Неоднозначную реакцию в СМИ, неоднозначную реакцию в обществе – как белорусском, так и в российском обществе. У нас то же самое, потому что был достаточно жёсткий разгон. В то же время различные оценки: признавать их легитимными или нелегитимными. Я понимаю, что Вы на своём должностном посту скованы в оценках…

В.В.Путин: Если понимаете, то зачем?

Вопрос: Может быть, Вы можете сказать то, что Вы можете сказать на этот счёт, оценить эти выборы – насколько соответствуют тем стандартам, которые приняты в демократическом обществе?

В.В.Путин: Я не следил за этими выборами. Но количество проголосовавших там очевидно, по-моему. Нужно уважать выбор белорусского народа. А оценку того, что сопровождало эти выборы, я сделать не готов. В этом нужно разбираться детально.

Вопрос: Владимир Владимирович, кое-чего не знаю. Вы на «прямой линии»…

В.В.Путин: Не может быть! Иногда, когда читаю, мне кажется, что Вы знаете всё, даже иногда не договариваете.

Вопрос: …на «прямой линии» Вы сказали, что Вы сами выбрали вопрос «Вам не стыдно?» и сами же ответили, что Вам не стыдно. Очевидно, Вы понимали, в чём смысл вопроса, за что Вам не стыдно. Но не могли бы Вы сейчас поконкретнее объяснить, за что Вам не стыдно?

В.В.Путин: Да, конечно. Если мы посмотрим, что входит в компетенцию Правительства, то за это только может быть стыдно или не стыдно – за то что входит в круг прямых обязанностей. Мы уже говорили, и могу повторить: один из важнейших социальных показателей в деятельности любого правительства мира – это уровень безработицы и борьба с ней. 1 млн 200 тыс., а может быть, по последним подсчётам, даже больше создано новых рабочих мест. Это всё-таки о чём-то говорит, понимаете? У нас значительно уменьшилось количество людей, живущих за чертой бедности. Это в условиях кризиса, когда многократно понизили пенсии и заработные платы в так называемых развитых рыночных экономиках Европы. Мы не только этого не сделали – мы повышаем последовательно, индексируем все социальные пособия, пенсии почти на 46% повысили за год! Конечно, мне за это не стыдно!

Но есть вопросы, которые можно было бы, мы уже об этом говорили, может быть, решать эффективнее, быстрее. Например, система предоставления госгарантий под кредиты для реального сектора экономики в начале 2009 года. Честно сказать, я и говорил, что она не будет эффективно работать. Но коллеги настаивали на том, что будет. Сейчас не хочу ни на кого переваливать, но не сработало всё-таки. В целом, надо сказать, за год-полтора в общем и целом механизм всё-таки заработал, но хотелось бы, чтобы это побыстрее было, эффективнее.

Или скажем, мы много слышали всяких страхов и опасений, неприятия того, что делается для поддержки банковского сектора. Сколько всего было сказано на этот счёт! Но практика показала, что это абсолютно правильное решение. Свыше 2 трлн направили в банковский сектор. Много? Да, много. Зато ни один банк практически не разорился, а тех, кто оказался в очень сложном положении, мы выкупили за символический рубль и не дали им обанкротиться. А что мы делаем? Мы реструктурируем эти банки. Я уже говорил, эти цифры приводил: из этих 2 трлн, которые выдал Центральный банк, 98% возврата. Не вернули деньги только четыре банка. Один из них – известный, Сергея Викторовича Пугачева, и ещё три. Но это, во-первых, не значит, что деньги совсем пропадут: государство и Центральный банк будут всё-таки получать, забирать активы, искать их даже по всему миру и забирать. А во-вторых, заработал-то банк 150 млрд, а недополучил 48. Заработал 150 млрд на выданных кредитах – и на возврате, и на процентах.

А ВЭБ? Начал скупать эти акции на падающем рынке и поддержал рынок, не дал им грохнуться окончательно. А потом на поднимающемся рынке потихонечку, очень аккуратно, дискретно начал продавать эти бумаги – и заработал 400 млн долларов. Разве это плохо? И из этих денег мы половину направили на то, чтобы поддержать понижение процентов по ипотеке, выверенное шаг за шагом, в достаточно сложных условиях ограничений, в общем-то связанных с финансами. Тут тоже есть ограничения. И тем не менее мы пошли на это – один, второй, третий. И всё: попали, попали, попали! Понимаете?

Вопрос: А правильно я понимаю, что Вас в чём-то можно не только убедить – просто вынудить к какому-то решению, при том, что Вы считаете, что решение неправильное? А потом окажется, что Вы правы.

В.В.Путин: Ну не вынудить, почему? У нас же есть люди, которые напрямую отвечают за те или иные решения. Конечно, в конечном итоге за всё отвечают Председатель Правительства, Президент. Но есть люди, которые непосредственно ведут тот или иной блок. И они считаются у нас специалистами номер один, несмотря на то, что есть Президент и Председатель Правительства. Они считаются первыми лицами вот в этой конкретной сфере. Ну и мы, в общем, к ним прислушиваемся.

Вопрос: Есть случаи, когда окончательное решение не за Вами?

В.В.Путин: Нет. Окончательное решение – за нами, но мы соглашаемся со специалистами.

Вопрос: Владимир Владимирович, просто такой двойной вопрос про один конкретный случай и общую оценку. Вчера Счётная палата объявила, что в Москве была растрачена на строительство дорог недолжным образом огромная сумма – 202 млрд рублей. Не так давно очень громко прозвучали обвинения миноритарного акционера Навального по поводу «Транснефти». Может быть, Вы в курсе? Не в курсе, что там, на строительстве ВСТО, было практически расхищено порядка 4 млрд долларов. Если Вы что-то можете по ВСТО, по этой «Транснефти» сказать – скажите, пожалуйста! А в целом тогда вопрос: как в России чиновникам, людям, которые распоряжаются  государственными средствами, эту ситуацию повернуть таким образом, чтобы, может быть, им стало как-то… чтобы они стали более аккуратными? Как изменить ситуацию?

В.В.Путин: Да нет, дело не в аккуратности. Дело – во внедрении современных способов распределения заказов, доступа к государственным ресурсам. Вот сейчас мы же вводим электронные торги достаточно эффективно. Кстати говоря, и 94-й закон, о котором все говорят, не без изъянов – там много нужно менять. Сейчас Правительство думает над этим, и Министерство экономического развития, и Антимонопольная служба вместе работают – он совершенствуется, этот закон. Но всё-таки это антикоррупционный инструмент. Вы знаете наверняка – наверное, слышали, что, используя этот механизм, мы иногда снижали цены с начала торгов до финальной точки на 300%. Невероятно, но факт. Поэтому мы будем продолжать совершенствовать эти механизмы. Вот эффективно — электронные торги. Конечно, очень эффективно. Что касается конкретных случаев, это надо всё проверять. Понимаете? Я сейчас не готов ответить по ВСТО, что там конкретно и сколько потратили: больше, меньше. Но давайте не будем забывать, это ведь из чего делаются такие предположения? Где-то в другом месте это стоит столько-то, а там – столько. Но там же нет ни дорог, нет электричества, нет и водоснабжения. Там ничего нет. Там, может быть, и дороже, но это проверять нужно. Если Счётная палата считает, что там есть какие-то завышения…

Реплика: Это не Счётная палата. По ВСТО это просто документ, который публикует миноритарный акционер компании. У него есть, наверное, какие-то сведения…

В.В.Путин: Миноритарный акционер всегда заинтересован в чём-то – в том, чтобы получать дивиденды побольше, ещё что-то. Надо проверять, даже если миноритарный акционер чем-то недоволен. Хотя мы знаем, я ещё раз повторяю: заинтересованность миноритарных акционеров всегда заключается в увеличении дивидендов. Но проверить нужно. Пускай прокуратора проверит, другие контрольные организации – их у нас достаточное количество. Будем проверять, обязательно посмотрим всё. И по дорогам тоже посмотрим. Надо смотреть.

Реплика: Вообще-то это серьёзные проблемы. Тут действительно не слишком лёгкое положение…

В.В.Путин: Посмотрите, стройка, дорожное строительство – это всегда достаточно коррупционные вещи. Нельзя ничего делать огульно. Надо всегда смотреть. Вот наружное строительство. Но разная система счёта, между прочим, в Европе и у нас. Вы посмотрите, как там это считают? Там они, извините, по ширине считают или нет? Смотрите внимательнее. А когда мы это всё посмотрим, тогда можно будет делать выводы. Тогда кого-то привлекать, наказывать. Конечно, если это будет доказано, то, да, конечно, нужно делать, обязательно. Нельзя ничего пропускать, обязательно нужно доводить всё до конца. В том числе и до судебных решений, и до обвинительных приговоров суда, если есть правонарушение и воровство. Но нельзя никого обвинять огульно. У нас же есть презумпция невиновности – давайте не будем об этом забывать. Что же мы, всех жуликами объявим в стране?

Реплика: Владимир Владимирович, Вы сегодня упомянули ратификацию договора по СНВ. В своей речи отметили, что это…

В.В.Путин: Я считаю, что это безусловный успех Президента Медведева как главы государства во внешней сфере.

Вопрос: Но Вы сказали, что эта ратификация поможет для реализации целей внутренней социально-экономической…

В.В.Путин: Это не ратификация как сама по себе, а как один из важнейших элементов выстраивания наших отношений с внешним миром. А благоприятная внешняя среда, безусловно, является одним из важнейших факторов стабильного, спокойного внутреннего развития.

Вопрос: У Вас укрепляется доверие к вашим американским партнёрам?

В.В.Путин: Постоянно укрепляется. И укрепляется, и укрепляется, и укрепляется… Пока ещё окончательно не укрепилось, но укрепляется и укрепляется…

Вопрос: В будущем году следует ожидать вступления в ВТО как следующего шага укрепления доверия? Или есть вопросы, как Вы сегодня об этом сказали?

В.В.Путин: Вопросы есть, но ожидать следует. Но вы знаете, что значит «следует ожидать»? Мы же достаточно долго вели с ними переговоры, практически мы всё согласовали. Я теперь даже не очень себе представляю, что может быть причиной невступления. Но, наверное, при желании какие-то закорючки, которые не дадут возможности России присоединиться к ВТО, могут быть найдены, если кто-то это захочет сделать.

Вопрос: Мы с Вами ездили, Вы на многих заводах говорили о том, что повышаются пошлины автомобильные…

В.В.Путин: Есть проблемы. Я же сказал вам: проблемы есть. Но есть и решения этих проблем. Про автомобили – да, здесь есть проблемы, особенно по грузовикам, допустим. Потому что уровень тарифной защиты у наших партнёров в США, в Китае, в Европе по тем параметрам, которыми они пользуются, – уровень тарифной защиты у них выше, чем то, что прописано у нас. Но инструменты защиты всё равно можно найти, если есть большое желание. А такое желание есть. И если мы увидим, что наша автомобильная отрасль попадает в неравноценные условия конкуренции, мы найдём эти способы защиты.

Вопрос: Какие?

В.В.Путин: Нетарифного регулирования. Хотя это технический регламент – так называемый технический регламент. Ими пользуются все страны–члены ВТО.

Вопрос: А он тоже регулируется?

В.В.Путин: Нет, там есть люфты, которые можно использовать.

Вопрос: Совсем недавно наши киргизские коллеги выразили желание присоединиться к Таможенному союзу. И среди других республик бывшего СССР тоже зреет такое желание, то есть этот орган набирает вес. Не может так получиться, что в ВТО опять нас из-за этого не захотят видеть? Ни для кого не секрет, что создание Таможенного союза затормозило процесс.

В.В.Путин: Нет, во-первых, создание Таможенного союза не затормозило вступление в ВТО, а ускорило его. Я вас уверяю, можете мне поверить. Создание Таможенного союза ускорило наше движение в сторону ВТО по нескольким причинам. Наши коллеги поняли, что мы как бы хотим, но можем и без этого обойтись. И есть большое желание у наших партнёров видеть Россию в числе стран, которые пользуются единообразно применяемыми и понимаемыми правилами в экономике. И они сами ускорили процесс присоединения России к ВТО. Поэтому создание Таможенного союза не замедлило, а ускорило наше движение в сторону ВТО. Первое. И второе: Таможенный союз и единое экономическое пространство выстроены по правилам ВТО. В этом смысле мы, даже не будучи в ВТО, сами ближе к нему стали, содержательнее. И второе: такую же позицию сформулировали в своих экономиках и Белоруссия, и Казахстан. И странам–членам ВТО с этого момента станет проще с ними работать. Именно поэтому, когда я был в Германии, я своим друзьям многим (там много было моих друзей, уже личных, за многие годы у нас сложились личные отношения) сказал, что вам не нужно бояться того, что мы создали Таможенный союз и единое экономическое пространство, вам нужно нам сказать спасибо, бегите быстрей в магазин за бутылкой шнапса…

Спасибо вам большое! С Новым годом наступающим!

Реплика: С наступающим Вас!

Реплика: Чтобы следующий год был помягче.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.