Эффективность бюджетных расходов и взорвавшийся (зарвавшийся) министр: чувашский кабмин

Последнее в этом году заседание правительства Чувашии отмечено не столько предновогодним настроением, сколько публичной перепалкой, до которой опустились отдельные высокопоставленные чиновни

Последнее в этом году заседание правительства Чувашии отмечено не столько предновогодним настроением, сколько публичной перепалкой, до которой опустились отдельные высокопоставленные чиновники. Поводом для эмоциональных разбирательств с претензиями стало рассмотрение программы повышения эффективности бюджетных расходов Чувашии на 2011-2012 годы, разработанной Минфином республики и представленной уже без Николая Смирнова, ушедшего накануне в отставку по собственному желанию, передаёт корреспондент ИА REGNUM .

Временно исполняющая обязанности министра финансов Фарида Муратова пояснила, что на уровне федерации принят аналогичный документ о повышении эффективности бюджетных расходов, в рамках которого рекомендовано органам власти субъектов реализовать подобные региональные (муниципальные) программы. Было отмечено, что в ходе разработки проекта не удалось устранить разногласия, возникшие с Минэкономразвития Чувашии, которое, в частности, предлагает исключить раздел «Государственные программы как инструмент повышения эффективности бюджетных расходов», привести структуру программы в соответствие с одним из постановлений правительства Чувашии. Фарида Муратова подчеркнула, что программа «полностью соответствует федеральным подходам к формированию бюджетов на основе государственных программ».

Однако глава Минэкономразвития Чувашии Иван Моторин был категоричен. И свою категоричность вкупе с аргументами подкреплял эмоциональными репликами, порой переходящими в окрики. Министр подчеркнул, что «программа необходима» и тут же заявил, что «наше министерство первым поднимало этот вопрос» и даже в сентябре на 30 листах прислало свои предложения, которые «в большей части не нашли отражение в данной программе» (позже премьер-министр Нина Суслонова озвучит и «бумажную» статистику разногласий: из восьми пунктов, которые стали яблоком раздора, четыре Минфин принял — ИА REGNUM). Иван Моторин, зачитывая своё объяснение, пытался убедить, что проект должен быть принят именно в формате республиканской целевой программы (РЦП), не конкретизировав свои аргументы. А любая РЦП, о чём прекрасно знают все министры, предполагает ряд обязательных разделов. Часть из них не отражена в данном документе. И уже по пунктам начал дотошно перечислять министрам отсутствующие разделы: нет целевых индикаторов, нет обоснования ресурсного обеспечения, нет «оценки социальной, бюджетной, при необходимости экологической эффективности», нет методики оценки эффективности использования средств.

От попунктных замечаний вице-премьер перешёл в более агрессивное наступление, неожиданно углубившись в бюджетную тематику и предложив посмотреть, что «сделано на уровне Министерства финансов Российской Федерации» и «что сделано нашим Министерством финансов за эти 3-4 года» — правда, смотреть на ситуацию пришлось только глазами Мин
29ed
экономразвития Чувашии. Министр сообщил, что Минфином России с 2007 года ежеквартально проводится мониторинг качественного финансового менеджмента, что «позволило подготовить в структурах органов исполнительной власти кадры, обладающие навыками увязки бюджетных ассигнований с целями и задачами, стоящими в целом перед отраслью, сферами деятельности, целевыми показателями, отражёнными в ДРОНДах, с показателями, отражёнными в государственных заданиях подведомственных учреждений». «В Чувашии аналогичная работа никогда не проводилась. То есть министерство финансов её никогда не проводило», — высказал накопившиеся претензии Иван Моторин. Между тем, по его словам, «пятилетняя практика разработки ДРОНДов показала, что органы исполнительной власти не готовы к распределению бюджетных ассигнований по программным мероприятиям с увязкой ожидаемых результатов и оценкой последствий реализации программных мероприятий».

Моторин обиженно пояснил, что Минэкономразвития Чувашии «предприняло попытку» на этапе разработки ДРОНДов внедрить форму предварительного обоснования бюджетных ассигнований, увязав их с расходным обязательствами, кодами бюджетных классификаций, программными мероприятиями и целевыми показателями. «Оно просуществовало ровно полгода, с 1 января по 10 июня 2010 года. Почему? Ни органы исполнительной власти Чувашской Республики, ни Минфин Чувашии оказались не готовы к данной новации. А ведь именно эта форма в течение трёх лет применялась на уровне Российской Федерации», — продолжал обличительную речь Иван Моторин. И в заключение припомнил, что на уровне России с 2007 года действует правительственная комиссия по бюджетным корректировкам: «Наше министерство неоднократно говорило о том, что необходимо внедрять этот метод на уровне Чувашской Республики. Неоднократно получали ответ от Министерства финансов, что этого не нужно», — Иван Моторин настолько углубился в тему, что прерывать его пришлось президенту Чувашии Михаилу Игнатьеву : «Достаточно, Иван Борисович». «Да», — нехотя согласился министр и, не удержавшись, предпринял попытку вновь «взять микрофон» в свои руки. Президент пожурил ретивого министра за нарушение временного регламента, с улыбкой отметив, что «в пух и прах разнесли Минфин». Моторин, должно быть, торжествовал в этот момент, долгожданный момент.

Фарида Муратова только кратко заметила, что это не республиканская целевая программа, это концепция». Её мгновенно перебил уже вошедший в кураж Иван Моторин, захотевший вставить «буквально два слова». «Дайте я скажу», — дипломатично попросила чиновница коллегу-министра. «Это не республиканская целевая программа. По сути — это концепция. Аналогичные программы разработаны и другими субъектами, где точно также придерживаются программы Российской Федерации с подобным названием», — добавила она.

Михаил Игнатьев задумчиво произнёс, что «Нина Владимировна (Нина СуслоноваИА REGNUM) тоже вчера разбиралась». «Я действительно очень долго разбиралась, это сложный документ», — подтвердила Суслонова, отметив, что «посмотрела российский документ, на основании которого принимается программа»: «Действительно, документ этот больше концептуальный, и основная цель, задача этого документа — увязать бюджет, доходную и расходную часть бюджета. В принципе, это благая цель, надо только приветствовать».

Чтобы окончательно внести ясность и снять многие вопросы, Нина Суслонова пояснила, что иногда в ходе реализации принимаемых программ «фактически приходится» увязывать их с реалиями: «Чтобы этого не было, принимается по сути рамочный, долгосрочный документ, который определяет общую методологию направления и развития основных наших отраслевых программ, если говорить о министерствах и ведомствах — нашей деятельности государственной политики».

Премьер-министр обратила внимание на то, что в документе нет противоречий законодательству, а что касается структуры программы и исключения одного из разделов, то с этим чувашскому правительству нужно определиться самим. «Хотя в федеральной программе данный раздел — о государственных программах как инструменте бюджетных расходов — есть, и увязать программу с бюджетом мы должны. Более того, здесь есть пункт, указывающий как раз на то, для чего принимается документ: для того, чтобы были стимулы, мотивации для повышения самостоятельности субъектов по этим мандатам — доходных и расходных обязательств. Поэтому я считаю, что это не противоречит», — высказал своё мнение Нина Суслонова.

Премьер-министр подтвердила, что можно включить индикаторы эффективности, но предупредила, что в этом случае программу «будет сложно реализовывать», так как она увязывается с планом мероприятий, изменения в котором повлекут корректировки и в самой программе. «Качественная расходная часть бюджета должна подвергаться мониторингу, жёсткому регламенту и контролю. То есть мы должны понимать, зачем мы их принимаем, какие деньги мы потратим, какой результат увидим. Мне кажется, это всё здесь и прописано, причём чётко и понятно во всех разделах», — дала оценку федеральной и чувашской программам Нина Суслонова, спокойно и убедительно.

Расстроенный министр экономического развития вновь попытался вставить «буквально два слова». «Иван Борисович, не надо повторяться. Все здесь слышат», — устало попытался прервать чиновника Михаил Игнатьев, но не тут-то было. Иван Моторин припомнил и отсутствие ресурсного обеспечения программы. «Хорошо, спасибо», — пытался угомонить его президент. «И отсутствие экспертизы», — с маниакальным упорством продолжал перечислять вице-премьер, ответственный за экономический блок. «Иван Борисович, всё, достаточно», — взмолился президент. «Также по управлению», — Моторин был неумолим в отсутствие всемогущего и невозмутимого финансиста Николая Смирнова. «В программе это не предусматривается», — тихо сказала Фарида Муратова. «Это вы не предусматриваете!» — совсем взорвался (или зарвался?) вице-премьер, зло посмотрев на маленькую женщину-«врио». «Ну, на женщину зачем, перед Новым-то годом, на исполняющего обязанности министра наезжать? Не надо так делать, вы же мужчина, сильнее. На слабый пол нельзя так, прошу прощения», — огорчённо произнёс президент, как родитель — нашкодившему отпрыску. И поручил отправить документ на доработку для устранения всех разногласий, пообещав, что документ в очередной раз будет рассмотрен на первом в 2011 году заседании правительства.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.