Отравление Ющенко назвали "John Kennedi history number two"

Профессор Николай Корпан , который в Вене лечил бывшего президента Украины Виктора Ющенко после его отравления, считает, что с самого начала следы преступления заметались. Об этом он сказ

Профессор Николай Корпан , который в Вене лечил бывшего президента Украины Виктора Ющенко после его отравления, считает, что с самого начала следы преступления заметались. Об этом он сказал в интервью «Зеркалу недели».

По его мнению, «у диоксинового дела с самого начала была ахиллесова пята, предопределенная одним важным обстоятельством: пострадавший от диоксинового отравления стал президентом страны». «И потому, так сказать, первые следы на свежем снегу с первых же дней начали затаптывать. Впоследствии уже невозможно было различить, где те первые следы и кому они принадлежат. Сознательно или бессознательно это делалось — вопрос к компетенции следственных органов», — сказал Корпан.

«Со временем факты, как снежный ком, обрастали версиями, домыслами, многочисленными деталями, заявлениями разных политических сил, — и таким образом было утеряно зерно правды. И чем дальше, тем больше общество отдаляется от сути дела. Поэтому диоксиновое дело остается загадкой, я бы назвал ее так — John Kennedi history number two», — отметил хирург. По его убеждению, для раскрытия этого дела должна быть государственная воля. «Если бы такая воля была, по этому делу уже бы давно поставили точку, и общество узнало бы правду. А что мы видим? Один генпрокурор заявил, что дело об отравлении Ющенко раскрыто и скоро будет передано в суд, но при этом не сказал, на основании чего оно раскрыто. А нынешний генпрокурор ставит под сомнение сам факт отравления, также не аргументируя свое заявление», — сказал Николай Корпан.

Как сообщало ИА REGNUM , новый генпрокурор Украины Виктор Пшонка не исключает, что отравления Виктора Ющенко в 2004 году вообще не было. «Чтобы окончательно во всем разобраться, следствию нужны повторные образцы крови Ющенко. Но их нет. А ведь в процессе предыдущего отбора, хранения и транспортировки результатов анализов был допущен ряд нарушений. Например, пробирки с образцами не были должным образом опечатаны, что, в свою очередь, не исключало доступа к ним посторонних», — заявил, в частности, генпрокурор. «Были и другие вопросы. К сожалению, они открыты и сегодня. Ответы на них должна найти нынешняя следственная группа, ей приходится уточнять и доуточнять многое из того, что делала следственная бригада Галины Климович. Да, с одной стороны, это шаг назад. А с другой — два шага вперед для установления истины, выяснения всех обстоятельств — было ли отравление, и если да, кто виновен», — добавил Пшонка.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.