Сергей Шиптенко: Белоруссия и Россия после 19 декабря

П
2a2c
ризнание Александра Лукашенко легитимным руководителем Белоруссии, переизбранным на очередной президентский срок — момент декларации истинной ценностно-мировоззренческой ориентации субъек

Признание Александра Лукашенко легитимным руководителем Белоруссии, «переизбранным на очередной президентский срок» — момент декларации истинной ценностно-мировоззренческой ориентации субъектов и объектов мирового политического процесса, решившихся на такой шаг в условиях, когда факты со всей очевидностью свидетельствовали о реальном положении вещей как в республике, так и в регионе.

До субботы 25 декабря А.Лукашенко смог добиться признания в глазах лишь около десятка стран Азии и Востока, среди которых около половины — постсоветские азиатские республики с аналогичными авторитарными режимами. Ни одна из стран Европы, ни одна из стран-соседей не признала выборы в Белоруссии и, более того, осудила жестокость расправы над участниками мирных митингов и шествий.

23 декабря Лукашенко поздравил глава РПЦ Патриарх Кирилл, 25 декабря — президент РФ Дмитрий Медведев (в многозначительных формулировках текстового послания). В условиях уже оформившейся за несколько дней международной изоляции официального Минска Кремль, «прорубив окно» на Восток к не имеющему внутренней и внешней легитимности компаньону по Союзному государству, Таможенному союзу и Единому экономическому пространству, лишил его пространства для маневра. Если до 19 декабря у А.Лукашенко была возможность мелкого шантажа Москвы, то после 25 декабря у него остается единственная возможность двигаться в строго заданном фарватере, выступая с позитивными инициативами.

В связи с этим уместно задуматься над вопросом замены смертной казни пожизненным тюремным сроком без права на апелляцию. Коль скоро подобное стало естественным для поведения в сфере внешней политики, то почему бы не легализовать эту норму во внутренней?

Официальному Минску больше не на кого надеяться, кроме как на Москву. У Москвы в сложившихся обстоятельствах нет иных вариантов, кроме как поддерживать режим Лукашенко, который представляет реальную силу внутри Белоруссии, участвует в инициированном Кремлем интеграционном евразийском проекте, отрабатывает на местной почве те технологии, которые затем берутся на вооружение Кремлем.

Вместе с тем, Кремль мог бы реализовать иные стратегии, инициируй он ряд процессов ранее. К 19 декабря в Белоруссии не было ни одного «пророссийского кандидата», не было институционализированной группы российского влияния, не было эффективных инструментов инициирования процессов создания пророссийского лобби, которое могло бы в самое короткое время сформировать альтернативу как семи прозападным кандидатам, так и Лукашенко. У России не нашлось времени ранее для обстоятельного обдумывания оптимального решения «белорусского вопроса», поэтому и не нашлось иных, более реалистичных вариантов решения проблемы в конце минувшей недели.

Белорусское общество остается расколотым. Оппозиции придан импульс радикализации и маргинализации. 19-25 декабря ей было нанесено несколько серьезных ударов, от которых она еще не скоро оправится. Речь идет не только о прозападных структурах и их ли
1513
дерах, но и о слабо институционализированной пророссийской оппозиции режиму А.Лукашенко, а также стихийной массе граждан, не определившихся в своих геополитических предпочтениях, но вполне ясно обозначивших недовольство бессменным правителем, превратившим европейскую республику в азиатскую квазимонархию типа Азербайджана.

На расчлененном «белорусском поле» с различной степенью влияния одновременно действует несколько игроков при безусловном доминировании администрации Лукашенко. Сегодня с уверенностью можно говорить о том, что степень политического отчуждения граждан существенно выросла, и на данное обстоятельство уже обратили свое внимание «нерезиденты». Позиция ЕС и США предельно ясна. Московский «дуумвират» совершенно четко дел понять, какие именно его интересы связаны с Белоруссией, а не с ее руководителем персонально.

«Блудному белорусскому сыну» в сложившихся обстоятельствах не остается ничего иного, кроме как отрабатывать более чем щедрый кредит доверия и не испытывать судьбу столь же дерзко и самозабвенно, как другой «сын» по фамилии Самоса.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.